Чем временные ковидные госпитали отличаются от больниц

0
11

Чем временные ковидные госпитали отличаются от больниц

В столице работают пять временных ковидных госпиталей. На их долю приходится больше трети коечного фонда, направленного на борьбу с пандемией. Расположены все в экзотических местах: конгрессно-выставочном центре в Сокольниках, ТЦ на Каширке, 75-м павильоне ВДНХ... Чем они отличаются от обычной больницы? Надо ли опасаться пациенту того, что «скорая» везет его в госпиталь, оборудованный за месяц? На эти и другие вопросы «РГ» ответил Андрей Шкода, главврач ГКБ N 67, в состав которой входит временный госпиталь в Ледовом дворце «Крылатское».

Чем временные ковидные госпитали отличаются от больниц

Андрей Сергеевич! Не холодно пациентам во дворце? Все-таки температура в здании, где катаются на коньках, наверное, предусматривалась, чтобы лед не таял?

Андрей Шкода: Специальная климатическая система поддерживает температуру на уровне плюс 24-26 градусов. Больные в пижамах, никто не жалуется. И вообще все сделано, чтобы они чувствовали себя здесь комфортно. Чтобы не смущало слово временный, расскажу, как выглядит наш госпиталь. Рассчитан на 1347 коек, к каждой подведен кислород. Как и любой стационар, он начинается с приемного отделения. Госпиталь цифровой. На поступающего пациента сразу заводится электронная история болезни, которую персонал подключает к его электронной медкарте. Это дает врачам возможность сразу узнать, сделана ли больному компьютерная томография, и ознакомиться с ее результатами. Если не сделана, ее сделают здесь же в госпитале. Снимут в приемном отделении и ЭКГ, возьмут анализ крови, все результаты поступают в электронную историю болезни. Технологии помогают не терять ни минуты.

Лечащий врач у каждого пациента в цифровом госпитале тоже есть? Возможность вызвать медсестру?

Андрей Шкода: У каждой кровати имеется кнопка вызова медперсонала, нажал ее пациент, и в течение трех-четырех секунд медсестра подойдет — у нее на планшете в этот момент загорается номер кровати. У каждого больного, конечно же, имеется свой лечащий врач. Только узнают его пациенты лишь по голосу и по бейджику — в своих защитных костюмах и очках доктора все на одно лицо.

Можно ли сказать, что временный госпиталь в Крылатском устроен проще, чем, скажем, ваша 67-я больница?

Андрей Шкода: Вся инфраструктура госпиталя полностью идентична COVID-центру клинической больницы N 67. Никакой разницы нет. К тому же больница находится почти рядом — в случае необходимости любой ее специалист за 10 минут подъедет во временный госпиталь.

Где вы набрали сразу такое количество персонала для обслуживания временного госпиталя?

Андрей Шкода: Госпиталь был подготовлен весной, когда в городе росла заболеваемость, но в начале лета уровень пошел на спад и госпиталь был законсервирован. С наступлением осени уровень заболеваемости начал расти, и 5 октября наш временный госпиталь начал прием пациентов. Открывали его поэтапно: сначала 356 коек, отделения интенсивной терапии, приемное и диагностическое отделения. Затем по очереди еще 449 и 500 палатных коек. Также поэтапно набрали и обучили персонал. Мы в абсолютно спокойном режиме лечим коронавирусных больных, продолжая оказывать плановую и экстренную помощь нековидным пациентам, поступающим в 67-ю больницу. Клиника уже выполнила на 67% процентов годовой план по высокотехнологичной помощи по сердечно-сосудистой хирургии, нейрохирургии и другим направлениям. До конца года плановые показатели выполним на сто процентов.

Есть разница между коронавирусными больными, которые поступали весной и поступают сейчас?

Андрей Шкода: Увеличилось количество более молодых. Почему? Пришли к выводу, что причина в некоторой успокоенности. Представители молодого поколения стали чаще посещать массовые мероприятия, ездить на отдых и при этом ходить без масок, не соблюдать соцдистанцию, не обрабатывать руки антисептиками. Видел картинку с морского побережья — самая типичная, будто никакого вируса и нет. На самом же деле он никуда не пропал, он по-прежнему с нами. В результате многие отпускники заболели.

У молодого человека, катавшегося на скейте без маски, я недавно спросила: почему вы так невнимательно относитесь к рекомендациям врачей? На что услышала: «Мы, молодые, не умрем...» Что бы вы ему сказали?

Андрей Шкода: Я разочарую его. Поступают к нам в тяжелом состоянии и молодые и, случается, умирают. Вирус паспорта не спрашивает. Больно бьет по всем органам человека. Мы научились его лечить. Но если пациент занимается самолечением, потом приходится в буквальном смысле бороться за жизнь, независимо от возраста. Крайне запущенных больных у нас не меньше десятка.

Крайне запущенные пациенты — это какие?

Андрей Шкода: С высокой температурой, с одышкой, когда не хватает воздуха. У нас есть рекомендации клинического комитета — подготовленные лучшими специалистами депздрава. Мы их используем и умеем оперативно оказать больному помощь с учетом его особенностей. Обычно в течение трех-четырех дней стабилизируем состояние. Средний срок пребывания в госпитале — от пяти до семи дней. Но с запущенными случаями все сложнее.

Больные на своих ногах к вам не приходят?

Андрей Шкода: Нет. Их доставляют на «скорой». Хочу выразить благодарность работающим там ребятам. На них легла огромная нагрузка: они доставляют каждый день заболевших в КТ-центры, везут в стационары и госпитали. И такая напряженная работа продолжается уже не первый месяц.

Недавно мэр Москвы Сергей Собянин подписал постановление об обеспечении москвичей с коронавирусом, которые лечатся на дому, самыми новыми дорогими лекарствами — коронавиром и ареплевиром. Одна их упаковка стоит больше 10 тысяч рублей. В госпитале их тоже используют?

Андрей Шкода: Конечно. Применяем все лекарства, которые указаны в рекомендациях клинического комитета.

После выписки из госпиталя пациент уже здоров или в дальнейшем за его состоянием наблюдает врач поликлиники?

Андрей Шкода: Все как обычно при выписке из стационара. Пролечили, скажем, больного с пневмонией. Стабилизировали состояние. У него стала нормальная температура, исчезла одышка, восстановилось насыщение крови кислородом. Значит, можно выписать домой, под наблюдение участкового врача. Он может по показаниям продлить больничный.

Более пяти тысяч больных коронавирусом вылечилось с начала пандемии в вашей 67-й больнице. Что дал вам этот опыт?

Прежде всего нужно набраться терпения. Носить маски и перчатки и не посещать массовые мероприятия. Любое ограничение делает человека только сильнее 

Андрей Шкода: Мы начали эту работу 23 марта. Начали с полной неизвестности. Вместе с клиническим комитетом отбирали лучшие мировые практики, наиболее эффективные методы и лекарства. И каждый день, прожитый в ковид-центре, делает нас сильнее в борьбе с инфекцией.

Андрей Сергеевич, 9 сентября вы сделали прививку от ковида. Как чувствуете себя?

Андрей Шкода: Прекрасно! Не было ни повышения температуры, ни каких-либо других побочных реакций. Я каждый год прививаюсь от сезонных инфекций. И в этот раз сделал прививку не только от ковида, но и от гриппа. И не жалею. Проверил наличие антител после прививки против коронавируса, и уже на 21-й день у меня были титры на достаточно высоком уровне. Поскольку прививка двухэтапная, второй раз проверил на 42-й день, увидел, что имею максимальные цифры по выработке антител. Так что я убедился, что наша вакцина очень эффективная. Призываю и всех остальных сделать эту прививку. Только управляемая эпидситуация поможет нам победить.

Ваш совет москвичам: как им дожить до массовой вакцинации?

Андрей Шкода: Прежде всего набраться терпения. И соблюдать перчаточно-масочный режим. А вот посещать массовые мероприятия я бы пока не рекомендовал. Любое ограничение делает человека только сильнее.

Досье "РГ

"Андрею Сергеевичу Шкоде 61 год. Выпускник Саратовского медицинского государственного института, он доктор медицинских наук, профессор. Опытный управленец, он автор более 40 научных работ. Возглавлял детский санаторий «Малаховка», с 2005 года работает главным врачом Московской городской клинической больницы N 67 имени Л. А. Ворохобова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here